Жизнь гаремная

Приветствую вас, дорогие друзья!  Помните известную песню «Если б я был султан»? Думаю нашлось бы немало мужчин в нашей стране, которые были бы не прочь иметь хотя бы двоих жен, если бы это позволял закон и счет в банке.


Мужчина мог бы жить с двумя женщинами, но вот смогли бы ужиться между собой эти женщины? Сомнительно. Они бы постоянно боролись за право быть любимой женой. Вот и приходится мужчинам часто обзаводиться нелегальной второй женой. И этот обман не по душе любому мужчине. Но кто виноват, что он не может быть честен с первой женой? Он ее любит и не хочет уходить от нее, но для нормальной сексуальной жизни ему нужно как минимум две женщины. А женщины не могут этого понять. И это неудивительно, ведь они относятся к противоположному полу :code20 и у них к таким вещам отношение соответственно противоположное — даже мечтать не смей.

 

Но давайте обратимся к истории гаремов и посмотрим, что полезного можно было бы извлечь из того опыта. Во всяком случае интересного можно узнать не мало.

 

При сло­ве «га­рем» в жен­ской го­лов­ке воз­ни­ка­ют две мы­с­ли. Пер­вая — ах, ка­кие эти муж­чи­ны сво­ло­чи, все им ма­ло. Вто­рая — а что, ес­ли бы... И в этом ту­ман­ном «ес­ли бы» она воз­ле­жит в не­ге на рас­ши­тых зо­ло­том по­душ­ках, во­к­руг су­е­тят­ся де­сят­ки слу­жа­нок, а сул­тан взи­ра­ет на нее гла­за­ми влюб­лен­но­го верб­лю­да и об­ра­ща­ет­ся не ина­че как «слад­ко­гу­бая ро­за мо­е­го серд­ца» и «по­ве­ли­тель­ни­ца мо­их чре­сел». А все лишь по­то­му, что жен­щи­ны пред­ста­в­ля­ют га­рем по филь­мам «Ан­же­ли­ка, мар­ки­за ан­ге­лов», «Бе­лое сол­н­це пу­с­ты­ни» и лю­бов­но­му ро­ма­ну «Ода­ли­ски — по­ве­ли­тель­ни­цы се­ра­ля». Вот толь­ко к ре­аль­но­сти все это не име­ет от­но­ше­ния.

 

Ра­бы­ня Иза­у­ра...

Да, див­ная кар­тин­ка по­ра­жа­ет жен­ское во­о­б­ра­же­ние, что и го­во­рить. Сул­тан вьет­ся во­к­руг, как жу­ч­ка, без ус­та­ли от­пу­с­ка­ет ком­п­ли­мен­ты, осы­па­ет зо­ло­тым до­ж­дем и спра­ши­ва­ет, ка­кой еще шер­бет при­не­с­ти его лег­ко­но­гой сер­не. При­чем, ясен пе­рец, сам он не за­му­х­рыш­ка ка­кой, а пре­кра­сен, как Алад­дин, и все­мо­гущ, как ста­рик Хот­та­быч.

Что ка­са­ет­ся са­мой лу­но­бе­д­рой по­ве­ли­тель­ни­цы, то она за­ня­та тем, что мор­щит но­сик, ка­приз­ни­ча­ет и ве­лит шер­бет уне­сти — горь­кий, ра­хат-лу­кум вы­бро­сить — не ду­ши­стый, шелк сжечь — же­ст­кий, и во­об­ще — сро­ч­но про­ве­т­рить по­ме­ще­ние, по­то­му что от ам­б­ры и му­с­ку­са у нее ужа­с­но кру­жит­ся го­ло­ва. И все во­к­руг нее бе­га­ют, как му­ра­вьи, и уже не зна­ют, чем еще им уб­ла­жить гос­по­жу.

 

А ес­ли да­ма по­па­лась еще и под­ко­ван­ная (то есть чи­та­ла в пе­ри­од по­ло­во­го со­зре­ва­ния ска­з­ки «Ты­ся­чи и од­ной но­чи»), то она впри­да­чу к сул­та­ну пред­ста­вит еще и строй­но­но­го­го, как джей­ран, юно­шу с не­ж­ным пуш­ком над верх­ней гу­бой и ро­дин­кой на ле­вой ще­ке. Ко­то­рый под по­кро­вом юж­ной пья­ня­щей но­чи про­би­ра­ет­ся в ее по­кои, да­бы со­еди­нить­ся с ней на тех са­мых пе­ст­рых по­душ­ках, где она днем воз­ле­жа­ла с сул­та­ном и ка­та­ла ис­те­ри­ки.

 

Из­дер­ж­кой га­ре­ма жен­щи­ны счи­та­ют лишь один-един­ст­вен­ный мо­мент — что ла­с­ки и по­дар­ки сул­та­на при­дет­ся де­лить с кон­ку­рен­т­ка­ми. Впро­чем, ка­ж­дая уве­ре­на, что сто­ит по­ве­ли­те­лю га­ре­ма ее уви­деть, как она вмиг вы­бьет­ся в лю­би­мые же­ны. А лю­би­мая же­на ни­че­го ни с кем не де­лит, в том чи­с­ле и муж­чи­ну.

Ну а те­перь об­ра­тим­ся к су­ро­вой прав­де жиз­ни и по­смо­т­рим, что бы­ло бы, ес­ли бы ты дей­ст­ви­тель­но по­па­ла в га­рем...

В га­рем кра­са­ви­цы, как пра­ви­ло, по­па­да­ли пря­ми­ком из клет­ки. То­ч­нее — с не­воль­ничь­е­го рын­ка. Так что для на­ча­ла те­бе при­шлось бы стать ра­бы­ней.  Во вре­ме­на рас­цве­та от­то­ман­ской пор­ты для смаз­ли­вой не­му­суль­ман­ки это бы­ло раз плю­нуть. До­с­та­то­ч­но бы­ло по­па­сть­ся на гла­за гу­бер­на­то­ру лю­бой из про­вин­ций, ко­то­рые счи­та­ли сво­им дол­гом от­би­рать и от­сы­лать в ме­т­ро­по­лию са­мых кра­си­вых жен­щин. Или ока­зать­ся не в то вре­мя и не в том ме­с­те (на­при­мер, в Гру­зии или на Бал­ка­нах), ко­г­да пра­во­вер­ные раз­бой­ни­ки со­вер­ша­ли свя­щен­ный на­бег на де­рев­ню не­вер­ных, глав­ной це­лью ко­то­ро­го бы­ло не до­б­ро (че­го с них взять, с ла­пот­ни­ков), а не­воль­ни­ки, глав­ным об­ра­зом — дев­ст­вен­ни­цы. Это су­ли­ло боль­шую при­быль.

Впро­чем, все мог­ло слу­чить­ся и мир­но. К тво­им па­пе-ма­ме, про­жи­ва­ю­щим на под­кон­т­роль­ной тур­кам тер­ри­то­рии, при­шел бы од­на­ж­ды, шар­кая туф­ля­ми цве­та шаф­ра­на, агент дво­ра и пред­ло­жил бы сдел­ку, от ко­то­рой они бы­ли бы не в си­лах от­ка­зать­ся: по при­чи­не и це­ны, ко­то­рую он го­тов за те­бя вы­ло­жить, и мор­до­во­ро­тов у не­го за спи­ной, всем сво­им ви­дом по­ка­зы­ва­ю­щих, что торг здесь не­уме­стен. Суть сдел­ки сво­ди­лась к то­му, что агент по­ку­пал те­бя за хо­ро­шие день­ги для се­к­су­аль­ных ус­лад сво­его по­ве­ли­те­ля, а твои ро­ди­те­ли под­пи­сы­ва­ли до­ку­мен­тик с пе­ча­тя­ми, где чер­ным по бе­ло­му зна­чи­лось, что свою дочь они про­да­ли (сум­ма про­пи­сью) и от­ны­не ни­ка­ких прав на нее не име­ют.

По­с­ле че­го те­бя от­пра­в­ля­ли в двор­цо­вый га­рем, «Дар-ус-са­а­дет» — «дом сча­стья», где мы­ли, бри­ли, ос­ма­т­ри­ва­ли на пред­мет це­ло­ст­но­сти дев­ст­вен­ной пле­вы, ве­не­ри­че­с­ких за­бо­ле­ва­ний и про­чих воз­мо­ж­ных скры­тых изъ­я­нов. По­с­ле че­го мель­ком мог­ли по­ка­зать сул­та­ну, а мог­ли и не по­ка­зать. Но в лю­бом слу­чае ты уже име­ла ста­тус по­л­но­цен­ной ра­бы­ни га­ре­ма, на ко­то­рую при боль­шой уда­че мог об­ра­тить вни­ма­ние све­то­зар­ный по­ве­ли­тель.

К сло­ву, сам ин­сти­тут ра­бынь-на­ло­ж­ниц был гру­бей­шим на­ру­ше­ни­ем му­суль­ман­ско­го пра­ва. На­ло­ж­ни­ца­ми мог­ли быть лишь жен­щи­ны, за­хва­чен­ные у про­тив­ни­ка в хо­де джи­ха­да: свя­щен­ной вой­ны за ве­ру. И му­суль­ма­нин обя­зан был не­ме­д­лен­но вер­нуть им сво­бо­ду, ес­ли они со­г­ла­ша­лись при­нять ис­лам. Как быть? Не имея дру­гих спо­со­бов об­но­в­лять свои секс-кол­лек­ции, пра­во­вер­ные при­но­ро­ви­лись об­хо­дить за­кон на кри­вой ос­ли­це. По­ку­па­тель про­с­то не спра­ши­вал про­дав­ца, как до­с­тал­ся ему то­вар. Ему бы­ло до­с­та­то­ч­но за­ве­ре­ния: зуб даю, ува­жа­е­мый, — это ра­бы­ни. По­с­ле че­го кли­ент при­вы­ч­но вос­кли­цал: «Ес­ли есть в этом де­ле грех, то да па­дет он на го­ло­ву про­дав­ца» — и вел в свой га­рем оче­ред­ную кра­са­ви­цу с чи­с­тым серд­цем.

За­ткни фон­тан!

В  га­ре­ме те­бя пер­вым де­лом пред­ста­в­ля­ли ва­ли­де-сул­тан — ма­те­ри пра­вя­ще­го сул­та­на, ко­то­рая в бе­се­де бы­ст­ро вы­яс­ня­ла уро­вень тво­е­го IQ, вос­пи­та­ния и на­пра­в­ля­ла на кур­сы по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции, сво­его ро­да га­рем­ную ака­де­мию, где под при­смо­т­ром мно­го­опыт­ных на­став­ниц те­бя учи­ли, как ис­по­л­нить лю­бой се­к­су­аль­ный ка­приз сул­та­на. Лю­бой! Ва­ри­ан­ты «орал воз­мо­жен, анал не пред­ла­гать» и про­чие ого­вор­ки в га­ре­ме не про­ка­ты­ва­ли. За­хо­чет по­ве­ли­тель, что­бы ты да­ла ему с кув­шин­кой в по­пе и на лю­с­т­ре — ры­сью по­бе­жишь ис­кать цве­ток и стре­мян­ку, изо­б­ра­жая всем ви­дом пред­вку­ше­ние не­зем­но­го бла­жен­ст­ва.

Сул­тан­ские ка­при­зы тре­бо­ва­лось раз­жи­гать все­ми изы­скан­ны­ми спо­со­ба­ми, для это­го на­ло­ж­ниц учи­ли кра­си­во го­во­рить, дви­гать­ся, петь, тан­це­вать, со­ста­в­лять ду­хи и бу­ке­ты, де­лать сла­до­сти, иг­рать на му­зы­каль­ных ин­ст­ру­мен­тах. Но глав­ное: за­ста­в­ля­ли тре­ни­ро­вать мыш­цы вла­га­ли­ща при по­мо­щи под­ру­ч­ных средств — ша­ри­ков со сме­щен­ным цен­т­ром тя­же­сти и яй­ца, вы­ре­зан­но­го из кам­ня или твер­дых по­род де­ре­ва. За­да­ча — удер­жать яй­цо как мо­ж­но доль­ше толь­ко мыш­ца­ми вла­га­ли­ща, не при­вле­кая на по­мощь яго­ди­ч­ные и брюш­ные мыш­цы. Крат­кая под­го­тов­ка за­ни­ма­ла три ме­ся­ца, дол­гая — два го­да. По­с­ле это­го да­же са­мая рых­лая (в смы­с­ле, лу­но­по­доб­ная) ода­ли­ска ов­ла­де­ва­ла ис­кус­ст­вом до­ве­сти сул­та­на до ор­газ­ма хоть за час, хоть за три фрик­ции — уп­ру­гость чле­на муж­чи­ны ро­ли при этом не иг­ра­ла. Все са­ма-са­ма-са­ма...

По­лу­чен­ную се­к­су­аль­ную фор­му ода­ли­ски под­дер­жи­ва­ли не­ус­тан­но до­воль­но эк­зо­ти­че­с­ки­ми уп­ра­ж­не­ни­я­ми. Так, для со­хра­не­ния уп­ру­го­сти вла­га­лищ­ных мышц мно­го­опыт­ные вос­пи­та­тель­ни­цы ре­ко­мен­до­ва­ли на­силь­но пре­ры­вать струю при мо­че­и­с­пу­с­ка­нии, за­дер­жи­вать его, по­том про­дол­жать и сно­ва пре­ры­вать. Пра­к­ти­ко­ва­лись и со­рев­но­ва­ния в бас­сей­нах, ко­г­да на­ло­ж­ни­цы, всо­сав ло­ном во­ду, со­стя­за­лись — кто вы­пу­с­тит ее об­рат­но наи­бо­лее длин­ной стру­ей. В об­щем, ря­до­вая ода­ли­ска мог­ла дать фо­ру лю­бой со­в­ре­мен­ной зве­з­де пип-шоу Та­и­лан­да или Фи­лип­пин.


Весь­ма по­пу­ляр­ный се­го­д­ня та­нец жи­во­та то­же от­но­сил­ся к ар­се­на­лу ода­ли­сок: при­чем у не­го бы­ли две це­ли. Воз­бу­дить сул­та­на — это по­нят­но, но, кро­ме то­го, лю­бой опыт­ный вос­то­ч­ный му­жик по те­ло­дви­же­ни­ям тан­цу­ю­щей бы­ст­ро оп­ре­де­лял, на­сколь­ко хо­ро­ша она в по­сте­ли и ка­кое бла­жен­ст­во мо­жет по­да­рить. Ведь что та­кое при­зыв­ные по­сту­па­тель­ные па бил­ли­дан­са, как не от­та­чи­ва­ние в тан­це уг­лов се­к­су­аль­ных атак при со­и­тии? И не­слу­чай­но в тан­це этом так це­нит­ся ча­с­то­та дви­же­ний и та сте­пень сво­бо­ды, при ко­то­рой тан­цов­щи­ца спо­соб­на дви­же­ни­ем те­ла обо­з­на­чить ка­ж­дый удар дар­бу­ки.

По­ми­мо это­го ка­ж­дая ода­ли­ска бы­ла не толь­ко уме­лой лю­бов­ни­цей, но еще и мед­се­ст­рой, спо­соб­ной из­ле­чи­вать се­к­сом от мас­сы не­ду­гов: вы­пра­вить по­зво­но­ч­ник, очи­стить кровь, ути­хо­ми­рить ли­хо­рад­ку, ук­ре­пить рас­ша­тан­ную нер­в­ную си­с­те­му.

Впро­чем, всех этих уни­вер­си­те­тов мог­ло и не быть в тво­ей био­гра­фии. Ведь ты мог­ла про­с­то не по­нра­вить­ся ва­ли­де-сул­тан — и то­г­да те­бя от­пра­в­ля­ли на чер­ную ра­бо­ту: мыть по­лы, сти­рать, го­то­вить, то­пить ба­ню. Та­ких в га­ре­ме бы­ли сот­ни и ты­ся­чи, к ним при­ста­в­ля­лась ста­рая каль­фа — опыт­ная ра­бы­ня-на­ло­ж­ни­ца, ко­то­рая сле­ди­ла, хо­ро­шо ли но­вень­кая мо­ет кун­га­мы и во­вре­мя ли опо­ро­ж­ня­ет но­ч­ные горш­ки.

Са­мое уди­ви­тель­ное, что да­же роль га­рем­ной по­су­до­мой­ки ос­та­в­ля­ла те­бе шанс од­на­ж­ды ут­ром про­снуть­ся же­ной по­ве­ли­те­ля. Толь­ко до Ба­я­зи­да II (1481–1512) свя­то под­дер­жи­ва­лось пра­ви­ло: в га­ре­мы — ра­бынь, в же­ны сул­та­на — до­че­рей хри­сти­ан­ских вла­сти­те­лей. Ну а по­том сул­та­нам за­хо­те­лось боль­ше­го раз­но­об­ра­зия, они ста­ли из­би­рать се­бе жен пря­мо из га­ре­ма. За­кон­ной су­п­ру­гой сул­та­на ста­ли при­зна­вать лю­бую ра­бы­ню (!), ко­то­рая су­ме­ла от не­го по­не­с­ти. Ни­ко­го не сму­ща­ло, что еще вче­ра она дра­и­ла по­лы и про­сти­ры­ва­ла бель­иш­ко ува­жа­е­мой ва­ли­де-сул­тан. Ис­то­рия зна­ет не­ма­ло та­ких при­ме­ров из гря­зи в кня­зи: сул­тан Аб­дул-Мед­жид был сы­ном ра­бы­ни, за­ве­до­вав­шей топ­кой пе­чей в ку­паль­не. Ми­нут­ный ка­приз вла­ды­ки обер­нул­ся бе­ре­мен­но­стью, ко­то­рая мо­мен­таль­но воз­не­сла вче­раш­нюю ис­топ­ни­цу на вер­ши­ну по­че­та.

По­се­му го­лу­бой меч­той лю­бой оби­та­тель­ни­цы га­ре­ма бы­ло за­ле­теть от по­ве­ли­те­ля.

Ка­за­лось бы, че­го про­ще. Од­но оп­ро­мет­чи­вое дви­же­ние сул­та­на — и ты в дам­ках. На са­мом де­ле это бы­ла край­не не­про­стая за­да­ча. Во-пер­вых, в га­ре­ме ца­ри­ла жут­кая кон­ку­рен­ция ме­ж­ду са­ми­ми ода­ли­ска­ми, меч­та­ю­щи­ми вы­бить­ся в же­ны или ма­те­ри на­след­ни­ка (это не од­но и то же). Во-вто­рых, те, кто уже стал же­на­ми или ма­те­ря­ми на­след­ни­ков, от­нюдь не го­ре­ли же­ла­ни­ем уве­ли­чи­вать свои ря­ды.

А по­то­му, да­же ес­ли те­бе улыб­ну­лась уда­ча, ты по­па­ла в по­стель к по­ве­ли­те­лю и за­ле­те­ла, еще да­ле­ко не факт, что ты смо­жешь вы­но­сить свое ди­тя. За ка­ж­дой све­же­пе­ре­спав­шей с сул­та­ном ус­та­на­в­ли­вал­ся над­зор и при пер­вых же при­зна­ках бе­ре­мен­но­сти каль­фы ус­т­ра­и­ва­ли ей вы­ки­дыш. По­э­то­му ода­ли­ски с по­мо­щью хи­т­ро­ум­ных уло­вок ста­ра­лись скрыть бе­ре­мен­ность до по­с­лед­не­го.

Кто в ка­ме­ре хо­зя­ин

Тут сто­ит вне­сти яс­ность в сло­ж­ную га­рем­ную ие­рар­хию. На ни­ж­ней ее сту­пе­ни сто­я­ли ря­до­вые ра­бы­ни-на­ло­ж­ни­цы, об­слу­жи­ва­ю­щие на­ло­ж­ниц бо­лее вы­со­ко­го ран­га. Этих ра­бынь бы­ла тьма-тьму­щая. Но боль­шин­ст­во зря при­ле­ж­но учи­лись пу­с­кать ло­ном фон­та­ны и при­зыв­но вра­щать бе­д­ра­ми. Толь­ко са­мые хи­т­рые и удач­ли­вые при­ду­мы­ва­ли, как вы­де­лить­ся из се­рой мас­сы и за­ста­вить сул­та­на за­це­пить­ся гла­зом. То­г­да они мог­ли быть удо­сто­е­ны че­с­ти ему при­слу­жи­вать. И тут на­до бы­ло по­ка­зать се­бя во всей кра­се и все­ми сред­ст­ва­ми до­бить­ся, что­бы по­ве­ли­тель был на­столь­ко оча­ро­ван, что сни­зо­шел со сту­пе­ней сво­его ве­ли­ко­ле­пия и по­ин­те­ре­со­вал­ся тво­им име­нем. Ве­ли­кая честь! По­с­ле нее ты ав­то­ма­том по­па­да­ла в ранг «ге­з­де» — по­пав­шей­ся на гла­за. По сиг­на­лу ва­ли­де-сул­тан гля­нув­ша­я­ся сул­та­ну ра­бы­ня дол­ж­на бы­ла тот­час при­нять по­ло­же­ние «упор ле­жа», сми­рен­но под­пол­з­ти к по­ве­ли­те­лю, по­це­ло­вать край ди­ва­на,  где он си­дит, и на­звать­ся. Имя, к сло­ву, бы­ло не дан­ное от ро­ж­де­ния, а то, ко­то­рым на­де­ли­ла те­бя ва­ли­де-сул­тан в за­ви­си­мо­сти от тво­е­го по­ве­де­ния и внеш­но­сти: ка­кая-ни­будь Зве­з­до­ч­ка или Ша­лу­нья.

Уже на сле­ду­ю­щий день но­вая ге­з­де гор­до по­ки­да­ла да­и­рэ (двор) сво­ей быв­шей хо­зяй­ки, и ей пре­до­с­та­в­ля­лись ли­ч­ные апар­та­мен­ты, где ее при­во­ди­ли в не­об­хо­ди­мый вид, на­ря­жа­ли, ума­щи­ва­ли и да­ва­ли под­роб­ней­ший ин­ст­ру­к­таж от­но­си­тель­но то­го, что сул­тан в по­сте­ли лю­бит, а че­го нет. Это во­все не оз­на­ча­ло, что сул­тан дей­ст­ви­тель­но при­дет в бли­жай­шее вре­мя ее на­ве­с­тить. Не­ко­то­рые ос­та­ва­лись в ран­ге ге­з­де ме­ся­ца­ми, а то и го­да­ми.

Но ес­ли сул­тан-та­ки изъ­я­в­лял же­ла­ние по­про­бо­вать но­вень­кую, то хез­не­дар-ус­та — глав­ная эко­ном­ка и пра­вая ру­ка ва­ли­де-сул­тан, ве­ла сча­ст­ли­ви­цу на ло­же по­ве­ли­те­ля. И тут ге­з­де, ес­ли она со­би­ра­лась сде­лать карь­е­ру, дол­ж­на бы­ла пре­под­не­сти по­ве­ли­те­лю та­кие се­к­су­аль­ные изы­ски (ес­ли че­ст­но, я да­же не пред­ста­в­ляю, что она дол­ж­на бы­ла уметь, что­бы про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние на му­жи­ка, пе­ре­про­бо­вав­ше­го ты­ся­чи жен­щин, спо­соб­ных ра­бо­тать фон­та­на­ми), что­бы он при­шел к ней еще раз и еще мно­го-мно­го раз. То­г­да на­ло­ж­ни­ца удо­ста­и­ва­лась ран­га ик­бал — фа­во­рит­ки, что бы­ло не­ма­лым ша­гом вверх. Это бы­ла уже ка­те­го­рия сво­его ро­да га­рем­ных ари­сто­кра­ток из чи­с­ла при­слу­ги, ко­то­рые ок­ру­жа­ли сул­та­на по­сто­ян­но во вре­мя всех его ви­зи­тов в га­рем.

Ес­ли ик­бал бы­ла не ду­ра, дру­жи­ла с ка­лен­да­рем и вы­кла­ды­ва­лась в по­сте­ли на две­сти про­цен­тов, то ра­но или позд­но она уму­д­ря­лась за­бе­ре­ме­неть.  То­г­да она ста­но­ви­лась ка­ди­ной. Все ка­ди­ны (и бе­ре­мен­ные, и уже ро­див­шие) на­хо­ди­лись в при­ви­ле­ги­ро­ван­ном по­ло­же­нии, так как счи­та­лись при­знан­ны­ми (хо­тя и не­офи­ци­аль­ны­ми!) же­на­ми сул­та­на. Вы­ше них рас­по­ла­га­лись толь­ко офи­ци­аль­ные же­ны, по­сколь­ку сул­тан, как и лю­бой пра­во­вер­ный му­суль­ма­нин, имел пра­во иметь все­го че­ты­ре су­п­ру­ги. Ос­таль­ное — раз­врат.

Сре­ди этих че­ты­рех жен глав­ной бы­ла пер­вая, бах-ка­ди­на. Ка­ж­дая из глав­ных жен име­ла да­и­рэ — соб­ст­вен­ные апар­та­мен­ты с боль­шим шта­том ра­бынь, ев­ну­хов. Но да­же бах-ка­ди­на не бы­ла в шо­ко­ла­де, по­то­му что вы­ше нее сто­я­ла ве­з­де­су­щая ва­ли­де-сул­тан — мать сул­та­на. Как ни стран­но, имен­но она, а не пер­вая и лю­би­мая же­на сул­та­на, за­пра­в­ля­ла в га­ре­ме всем. С дру­гой сто­ро­ны, тут бы­ла своя ло­ги­ка. Что­бы в борь­бе за власть же­ны не пе­ре­грыз­ли глот­ки ка­ди­нам, те — ик­ба­лам, а они, в свою оче­редь, ге­з­де и ра­бы­ням, этой зо­не дей­ст­ви­тель­но ну­жен был смо­т­ря­щий.

Так что как бы вы­со­ко ты ни про­дви­ну­лась по слу­жеб­ной ле­ст­ни­це, все ре­ша­ла твоя до­ро­гая све­к­ровь. К ко­то­рой сле­до­ва­ло об­ра­щать­ся не ина­че, как «о ве­нец ук­ры­тых па­ран­д­жой», и ко­то­рая су­кой бы­ла ред­кой, по­то­му что в свое вре­мя то­же под­ня­лась на­верх из ра­бынь и, прой­дя по тру­пам кон­ку­рен­ток (в ли­це ра­бынь, жен, на­ло­ж­ниц) и кон­ку­рен­тов (в ли­це мно­го­чи­с­лен­ных прин­цев), уму­д­ри­лась сде­лать на­след­ни­ком пре­сто­ла имен­но сво­его сы­на. То есть это был ма­с­тер ин­т­ри­ги и ко­вар­ст­ва вы­с­ше­го пи­ло­та­жа, шпи­он, убий­ца и по­ли­тик в юб­ке, ссо­рить­ся с ко­то­рым бы­ло рав­но­силь­но под­пи­са­нию се­бе и сво­ему ре­бен­ку смерт­но­го при­го­во­ра.

Пра­ви­ла она же­лез­ной ру­кой, име­ла свою раз­вед­ку и кон­т­раз­вед­ку из пре­дан­ных ей ра­бынь и ев­ну­хов и мог­ла под­ста­вить так, что ма­ло не по­ка­жет­ся.  На­при­мер, под­бро­сить че­рез вер­но­го ев­ну­ха в твои апар­та­мен­ты муж­ской ха­лат (бля­дью она ока­за­лась, сы­нок!), за­су­нуть под твою по­душ­ку кин­жал (го­то­во по­ку­ше­ние на убий­ст­во по­ве­ли­те­ля), а то и про­с­то уго­стить шер­бе­том с ци­а­ни­дом (ну и сла­бень­кий же­лу­док у на­шей но­вень­кой). Ее власть бы­ла без­раз­дель­ной и не­пре­ре­ка­е­мой. Без ее раз­ре­ше­ния ни од­на жен­щи­на в га­ре­ме не мог­ла ни за­ка­зать се­бе пла­тья, ни вый­ти на про­гул­ку, ни да­же схо­дить в ба­ню. Толь­ко ес­ли «ве­нец ук­ры­тых па­ран­д­жой» раз­ре­шит. И го­ре те­бе, ес­ли, воз­не­сясь, ска­жем, до ка­ди­ны, ты име­ла на­глость на­деть пла­тье и дра­го­цен­но­сти бо­лее ро­с­кош­ные, чем у ва­ли­де-сул­тан. Под­ста­ва бы­ла обес­пе­че­на.

 

 

 

 

 

Подпишись на обновления блога
Оставить коментарий
:negative:  :scratch:  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  ;-)  :bye2:  :bye4:  :bye6:  :bye7:  :code1  :code19  :code61  :code63 
больше...
 
require( ABSPATH . WPINC . '/option.php' );