Проституция в древней Греции

Приветствую вас, дорогие друзья! Сегодня мы поговорим на такую острую в современном обществе тему как проституция.

Целое столетие — примерно 20 век — проституция была повсеместно под запретом. Нет, она существовала, но официально была под запретом. Т.е. женщине не могли в трудовую книжку или куда-то еще, где есть графа «профессия»,  записать «проститутка».

Но к концу 20 века начало приходить понимание, что запреты порождают только новые проблемы, и в некоторых странах ( а это уже десятки стран) проституцию легализовали. Однако опыт этих стран почему-то не побуждает оставшиеся страны последовать их примеру.

Мы еще не раз будем обсуждать тему проституции, а пока давайте перенесемся в древнюю Грецию, и посмотрим, как обстояло дело с проституцией там, и может быть найдем в опыте древних какой-то ключик к решению проблемы проституции в современном обществе.

Данная статья основана на материалах  книги Дюпуи «Проституция в древности».

Проституция, как торговля телом, возникла еще до возникновения государства, но лишь правитель Афин Солон (7в. до н.э.) решил узаконить это явление, и сделал это он с целью укрепления нравственности.

Чтобы охранить честь женщин и целомудрие греческих девушек и наряду с этим устранить распространение педерастии среди молодых людей, Солон создал институт легальной проституции и отдал ее под контроль государства. Он купил за счет республики азиатских рабынь и заключил их в особые учреждения, называемые диктерионами и расположенные в Афинах в окрестностях порта, недалеко от храма Венеры Пандемос, где они должны были обслуживать нужды публичной проституции. Заведывание ими было поручено pornoboscos, заведывавшим отчетностью и таксой, которую могла требовать каждая из девушек от посетителей.

Поэт Филемон, проникнутый сознанием полезности такого института, говорит следующее об афинских диктерионах:

«О Солон, ты был истинным благодетелем рода человеческого, так как, говорят, ты первый подумал о том, что так важно для народа или вернее для спасения народа. Да, я говорю это с полным убеждением, когда вижу многочисленную молодежь нашего города, которая под влиянием своего жгучего темперамента стала бы предаваться непозволительным излишествам. Вот для чего ты купил женщин и поместил их в такие места, где они имеют все необходимое и доступны всем тем, кто в них нуждается».

Успех государственных диктерионов и нужды мужского населения города вызвали появление свободных диктерионов, которые принадлежали частным лицам и имели целью конкурировать с первыми. В предместьях Пирея, в его порте появляется большее число диктерионов с разрешения администрации, под названием kapaileia. В кабачках, расположенных в окрестности порта, также было много женщин для посетителей. Так как проституция считалась торговлей или промыслом, то и учреждения эти подлежали уплате налогов.

Вход в эти дома был обозначен особой вывеской, помещенной над дверью; она представляла собой ни что иное, как красный приап (Приап — в античной мифологии древнегреческий бог плодородия; полей и садов — у римлян. Изображался с чрезмерно развитым половым членом в состоянии вечной эрекции.), столь же заметный, как большие номера наших домов терпимости.

Конечно, с постепенной порчей нравов диктерионы устраиваются уже в самом городе и набирают персонал не из одних рабынь, говорящих только на своем родном языке, как это было в порту: их пополняют уже греческими женщинами низших классов. В этих учреждениях, которые все же подлежали ведению муниципальной полиции, все было к услугам посетителей; здесь с готовностью показывалось все, что было особенно привлекательного в обитательницах этих домов. Кседарк в своем «Penthale» и Эвбулид в своем «Pannychi» изображают этих женщин нагими, стоящими гуськом в этом приюте разврата; на них нет никакой одежды, кроме прозрачных вуалей, так что глаз не встречает никаких препятствий. У некоторых из них, особенно утонченно развращенных, лицо было закрыто вуалем, груди тесно облегала ткань, обрисовывавшая формы их, вся остальная часть туловища оставалась открытой. По сообщению некоторых авторов, диктерионы выставляли напоказ все свои прелести не только ночью, но и днем при ярко светящем солнце (inaprico stantes). Эта выставка обнаженных тел была удобнее для домов терпимости, чем раскрашенные или изваянные фаллусы, украшавшие дверь; по сведениям же других археологов, эти сладострастные зрелища происходили во внутренних дворах. Вход был открыт днем и ночью, но занавеси ярких цветов не давали возможности нескромным взглядам прохожих проникнуть внутрь. За занавесью сидела старая фессалийка, продававшая жидкости и благовония; она впускала посетителей, давала им необходимые указания и получала деньги за вход.

Условия платы здесь были несколько иные, чем в государственных домах терпимости; она изменялась в зависимости от роскоши дома и женщины, которую посетитель выбирал; в общем, цена была довольно высокая и достигала часто одного статера золота, 18 фр. 54 сант. Вообще, большие диктерионы в Греции приносили большие доходы их содержателям и домовладельцам. Общественный разврат во все эпохи обогащал людей, которые не слишком щепетильны в вопросе о происхождении денег, нужных им для удовлетворения их корыстолюбия.

Греческие диктерионы считались столь важным для охранения общественной нравственности(!!!) учреждением, что законодатели признавали за ними право убежища: они считались неприкосновенными. Под их кровом женатый мужчина не мог быть обвиненным в адюльтере, отец не смел искать там своих сыновей, а кредитор-преследователь своего должника. В одной из своих речей Демосфен говорит по этому поводу следующее: «Закон не разрешает обвинить в адюльтере тех, которые пойманы с женщиной в доме терпимости юга на публичной площади, где проститутки занимаются своим промыслом». Словом, диктерионы находились под покровительством закона, как учреждения общественно-полезные, отвечающие физиологическим потребностям чужеземцев и вообще молодых людей.

Это был предохранительный клапан для общественной нравственности и гигиены. Здесь, говорит Дюфур, никто не подвергался опасности, точно предусмотрительный Солон при самом основании обезопасил их от всяких вредных случайностей; мнение это вполне подтверждается следующей цитатой из философа Эвбулида:

У этих прекрасных девушек ты можешь получить удовольствие за несколько золотых монет, и к тому же без малейшей для себя опасности. Тайная же проституция представляла опасность!

Кроме проституток, которые работали в диктерионах в Греции существовали и свободные проститутки или куртизанки, которых можно было разбить на три резко различные категории: диктериады, подобные билетным проституткам нашего времени, занимались проституцией за свой риск; авлетриды, танцовщицы и флейтистки, которые давали представления на дому и показывались в публичных местах, и, наконец, гетеры, изящные женщины полусвета высокого или низкого ранга. Некоторые из этих последних играли известную роль в истории греческой литературы, искусства, философии и политики.


Самыми знатными греческими куртизанками были гетеры. В смысле социальном они играли роль теперешних дам из так называемого «высшего света».

Гетеры, как показывает само название (Etaira от корня Ethes — друг, товарищ), были подругами всех выдающихся людей, знаменитых в области философии, литературы, искусства, в военной сфере или, наконец, знаменитых своим богатством. Отношения гетер к знаменитым современникам были достоянием всего общества, и историки очень подробно останавливаются на этих отношениях. Куртизанок, подобных гетерам, мы не встречаем нигде кроме Греции — разве только Франция имела Нинон де Ланко и Марион Делорм, но ни римская культура, ни настоящее время не знает таких. Этих гордых фавориток отнюдь не следует смешивать с обыкновенными проститутками. Первые прикрывают позор своей торговли страстями — нежной дымкой изящества и облагораживают, чуть ли не обожествляют эту торговлю. Благороднейшая страсть, нежное обаяние и блестящий ум — все это объясняет неодолимое обаяние, внушаемое всем гетерам.

Для достижения своей цели гетеры пользовались не одной только чувственностью, они придавали большое значение как утонченной роскоши окружающей их обстановки, так и гибкости своего ума, что составляло резкую противоположность с простотой, целомудренностью и невежеством греческих жен. Одним — суровые обязанности жены и матери, другим — утехи красивой, удовлетворяющей страстям светской жизни: так установился греческий быт со времен Перикла, который будучи правителем, сам подавал пример чисто царской щедрости и сам отдавался незаконной любви, заражая таким примером своих знаменитых современников Софокла, Эврипида, Аристофана, Фидия, Калликрата и др. Гетеры служили также моделями для художников и скульпторов; они приветствовали поэтов в театре и ораторов в академиях. Они были украшением всякого праздника, всякой военной и гражданской церемонии. Их постоянным местопребыванием были сады Керамики; там критиковали они одних, превозносили других, — стараясь поощрять самые небольшие успехи таланта. В местах общественных прогулок они появлялись обыкновенно на роскошных колесницах, закутанные в драгоценные ткани Востока, блистая красотой и грацией, сверкая драгоценными камнями, напоминая всем видом своим и осанкой неограниченных повелительниц фанатически преданного им народа.

Своим оригинальным, обаятельным и изысканным умом, говорит Дюфур, они создавали вокруг себя атмосферу соревнования в искании красоты и добра, облагораживали вкусы и, зажигая в сердцах огонь любви, содействовали развитию науки, литературы и искусства; в этом была их сила и обаятельность. Очарованные ими, влюбленные поклонники старались сделаться достойными предмета своего поклонения. И вместе с тем именно гетеры были нередко причиной позорных кутежей, расточительности и целого рода других безумств. Под их же влиянием портились нравы, бледнели гражданские доблести, расслаблялись характеры, развращались души; в то же время, именно они внушали благородные мысли, побуждали к доблестным подвигам патриотизма, вдохновляли поэтов и художников. Перед чарами гетер были бессильны и поэты, и философы, храбрые полководцы, и даже цари. Гетеры приобщались к их славе, к их громкому имени, к их правам на бессмертие в истории. Иногда они, пренебрегая общественным мнением и принципами морали, отдавались охватившей их страсти и сочетались с гетерами законным браком. Философия учит нас, что любовь всегда и везде имела на людей огромное влияние, история же показывает, что никогда сила этого влияния не проявлялась с таким деспотизмом, как тогда, когда предметом любви была какая-нибудь из великих жриц богини любви. Особенно легко поддавались неотразимому влиянию гетер люди выдающиеся — вероятно, потому, что как те, так и другие обладали особенно нежной психической организацией.

Самое поучительное из этого материала состоит в том, что древние понимали, что  естественные потребности мужчин нельзя запретить. Но и нельзя предоставить полную свободу в реализации своих сексуальных потребностей. Неограниченный никакими рамками секс считался не очень хорошим делом, угрожающим общественной нравственности. Хотя нормы этой нравственности люди сами же и устанавливают.

 

Греки установили определенные нормы морали для женщин определенных сословий как состоящих в браке, так и свободных. И в этой системе ценностей этим женщинам предписывались строгие сексуальные ограничения. Хотя это было связано не столько с придуманными искусственно нормами морали, сколько с заурядным чувством собственника мужчины и его желанием иметь наследником своего собственного ребенка.

Однако строгая мораль для свободных женщин греческого общества накладывает и соответствующие ограничения на сексуальную жизнь мужчин этого общества. Им нужен бурный секс, а мораль требует от женщин сдержанности. Вот и возникает потребность в своеобразном клапане для этого бурлящего котла мужских сексуальных страстей. И таким клапаном стала проституция, которую, однако, тоже потребовалось упорядочить, а иначе будет не клапан, а обыкновенная дыра, в которую утечет все содержимое котла.

Правильно или неправильно подходили древние (и это были не только греки) к вопросу проституции и необходимости удовлетворения мужских потребностей — вопрос второй. Главное — они видели эту проблему и понимали необходимость ее решения.

В современном же обществе, когда говорят о проблеме проституции, говорят лишь с позиций нравственности, закона, чего-то еще, но про коренные причины, которые породили проституцию — про естественные потребности мужчин — не говорят вообще. А если и говорят про мужчин, то обвиняют их в распущенности. В смысле, что порядочному человеку проститутки не нужны. Да, конечно, без проституток было бы лучше, если бы мужчина мог удовлетворить свои сексуальные желания бесплатно.

Однако скажите, как в нашем обществе называют женщину, которая бесплатно отдастся любому мужчине? Ну, вы знаете это слово. Но это слово я не могу написать даже на своем блоге, на котором меня никто не контролирует. Настолько неприлично это слово.

Как называется женщина, торгующая телом, можно открыто написать — проститутка. Но которая делает это даром... Это гораздо хуже чем проститутка.

Так что же делать мужчинам? Конечно, жена в принципе могла бы удовлетворить сексуальные потребности мужа. Но кто же учит их этому искусству? А это именно искусство. Хотя причудливые желания мужчин часто наводят на мысль об их извращенности, грубости и цинизме. Но это тема уже для отдельного разговора, которому, впрочем, посвящен весь мой блог.

А я прощаюсь с вами до следующей статьи.

С вами был ваш М.Д. :code46

Подпишись на обновления блога
Оставить коментарий
:negative:  :scratch:  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  ;-)  :bye2:  :bye4:  :bye6:  :bye7:  :code1  :code19  :code61  :code63 
больше...
 
require( ABSPATH . WPINC . '/option.php' );