Лука Мудищев

Тренинг «Лука Мудищев»

Дорогие друзья, как вы относитесь к мату? Возможно, вы и сами иногда можете вставить при подходящем случае острое словцо, но, скорее всего, вы как и я, негативно относитесь к тому, когда такие слова произносят в публичном месте или с экрана телевизора. Не случайно эти слова назвали нецензурными.0746c6f1-d1e6-4499-ae85-1118b058f49f

И мы с этим фактом вполне согласны. Без всяких раздумий. Ну, в самом деле, нехорошие слова, мягко говоря. Однако почему же они нехорошие?

Они ведь обозначают что-то конкретное. И что именно? Вы правильно догадались. Они обозначают половые органы и определенные действия с ними. И не потому ли слова обозначающие эти органы являются не просто нехорошими, неприличными, но даже запрещенными, за употребление которых в общественных местах можно схлопотать 15 суток ареста?

Могли бы стать нецензурными слова, обозначающие  нормальные органы, типа печень, почки, ухо? Например, можете вы представить, чтобы нецензурным было выражение «да пошел ты в печень»? Вполне нормальный орган. Никто и не обидится. А вот если послать на такой гадкий орган, как половой член мужчины, то за это можно и по роже схлопотать или стать смертельным врагом.

Вы можете послать человека на помойку или в сортир. И это никак его не затронет. Но вот почему половые органы являются таким гадким органом — вот вопрос. А дело в том, что такое отношение к половым органам формирует наше общество. Внушая нам, что матершинные слова — это нехорошие слова, тем самым внушается на подсознательном уровне, что плохими являются и те органы, которые они обозначают. Подчеркну, что это внушается на подсознательном уровне и с самого детства.

Никто прямо не говорит, что половые органы — это неприличные органы. Это утверждается через внушаемое отношение к мату.

Но что имеем мы в результате.

А в результате мы имеем то, что относимся с чувством стыда, неловкости, застенчивости к половым органам и к сексуальным отношениям. Мы не можем открыто говорить на эти темы. Хотя тут есть и другие причины, но пока мы говорим только о влиянии нецензурного лексикона.

И данный тренинг будет посвящен избавлению подсознания от влияния нецензурного лексикона. А метод мы будем применять тот, который называется «клин вышибается клином».

Для наглядного примера я хочу привести отрывок из книги Рут Диксон «Секс глазами свободной женщины».

«Первый раз и даже во второй вам будет, конечно, трудно. Предрассудки отмирают с трудом. Но их можно преодолеть, уже просто бросив им вызов. Небольшой пример: мне было 30 лет, когда я смогла произнести 4-буквенное слово, кончающееся на «к» (fuck), означающее совокупление. Оно просто никак не могло сойти с моего языка  — так глубоко сидел во мне запрет против него. Но однажды я подумала: чего это я так боюсь какого-то слова?! Оно не может причинить мне вред, имеет совершенно ясное, недвусмысленное значение и очень легко произносимо. Почему я  не могу сказать его? — И я попыталась. Будучи совсем одна в своей комнате, я шепнула его.  — Ничего не случилось, не грянул гром, земля не затряслась, ничего. Тогда я сказала его громче. И еще раз. После этого вышла на улицу, чтобы сказать его кому-нибудь. Очень скоро это слово стало полезным компонентом моего словаря и так в нем и осталось. Невелика, конечно, заслуга научиться пользоваться

4-буквенным словом, но это лишь пример того, как можно легко преодолеть какой-либо запрет, просто посмеявшись над ним. Такой же подход можно применить к любому другому эмоциональному тормозу, которое ваше подсознание пытается вам навязать».

Конечно, публичный мат — это отвратительное явление, которого не должно быть. Но вот стоят ли эти слова того, чтобы иметь такую власть над нами, когда они способны определять даже нашу судьбу, влияя на качество нашей сексуальной жизни?z163

Эмоции, которые порождают в нашем подсознании нецензурные слова, самым непосредственным образом определяют и общее подсознательное отношение к сексу. А именно — негативное отношение.

На словах вы можете уверенно утверждать, что в сексе, тем более в супружеском сексе, нет ничего дурного. Но у подсознания будет свое мнение на этот счет. И оно обязательно проявит себя, когда ваши сексуальные желания начнут выходить за рамки традиционного полового акта. И в этот момент у вас возникнет потребность обсудить со своим партнером этот вопрос, но вы не осмелитесь это сделать. Вам не позволит этого ваше подсознание, которое и сформировалось во многом за счет этого нецензурного лексикона.

Вот поэтому этот барьер в подсознании нужно сломать с помощью специальных упражнений, которые и предлагаются вам в данном тренинге.

А тренинг по сути своей очень легкий. Гораздо труднее признать, что он вам нужен. Однако, просто попробуйте и оцените свои ощущения.

Итак, в чем суть тренинга.

Вашему вниманию предлагается произведение «Лука Мудищев». Авторство приписывается Ивану Баркову (1732—1768), у которого немало подобных произведений. Однако это произведение написано в 19 веке, и автор его не известен. Что-то он постеснялся оставить свой след в литературе.

В этом произведении много этих нехороших словечек, чем мы и воспользуемся для вышибания нашего клина из нашего подсознания.

Что вам для этого потребуется. А потребуется совсем немного — чтобы дома в момент выполнения упражнения никого не было. А то неправильно поймут. Ну, и громко петь не советую, чтобы соседи не услышали.

Упражнение нужно выполнять именно голосом, а не читать про себя.

А для начала послушайте, как это произведение исполняет один из наших известных актеров.

После прослушивания попробуйте озвучить это произведение сами. И проследите за своими эмоциями. Какие они будут вначале выполнения упражнения?

Работайте над этим упражнением до тех пор, пока у вас не исчезнут все негативные эмоции. попробуйте распевать это произведение в виде песни на разные мотивы. И веселее, веселее. Нужно посмеяться над этими словами, чтобы освободиться от их влияния на наше подсознание.

В следующем тренинге я предложу вам упражнения для того, чтобы наладить доверительное общение с вашим партнером на тему сексуальных отношений. Большинство сексуальных проблем возникает только из-за того, что партнеры не могут свободно и откровенно обсуждать свои сексуальные отношения. Все психологи и сексологи советуют обсуждать эту тему со своим партнером, но этому мешают разные барьеры, заложенные в подсознании, об одном из которых и идет речь в данном тренинге. А следующий тренинг продолжит это направление, и будет посвящен устранению некоторых страхов из подсознания, которые и не позволяют нам быть до конца открытыми и откровенными в данной сфере. В первую очередь это страх перед сексуальными отклонениями и извращениями и страх перед сексуальной изменой.

Данный тренинг вы найдете по этому адресу. А пока у нас тренинг, посвященный борьбе с влиянием нецензурного лексикона.

 

Итак, слушаем «Луку Мудищева»

А теперь читаем сами, вслух,  и представляем себя на сцене Большого театра, заполненного поклонниками вашего таланта.

 

О вы, замужние, о вдовы,

О девки с целкой наотлет!

Позвольте мне вам наперед

Сказать о ебле два‑три слова.

 

Ебитесь с толком, аккуратно,

Чем реже еться, тем приятней,

Но боже вас оборони

От беспорядочной ебни!

 

От необузданной той страсти

Пойдут и горе, и напасти,

И не насытит вас тогда

Обыкновенная елда.

 

К прологу

(дополнение)

 

Блажен, кто смолоду ебет

И в старости спокойно серит

Кто регулярно водку пьет

И никому в кредит не верит.

 

Природа женщин наградила:

Богатство, славу им дала,

Меж ног им щелку прорубила

И ту пиздою назвала.

 

Она для женщины игрушка,

На то названье ей пизда.

И как мышиная ловушка,

Для всех открытая всегда.

 

Она собой нас всех прельщает,

Манит к себе толпы людей,

И бедный хуй по ней летает,

Как по сараю воробей.

 

Часть 1

 

Дом двухэтажный занимая

В родной Москве жила‑была

Вдова – купчиха молодая,

Лицом румяна и бела.

 

Покойный муж ее мужчиной

Еще не старой был поры.

Но приключилася кончина

Ему от жениной дыры.

 

На передок все бабы слабы,

Скажу, соврать вам не боясь.

Но уж такой ебливой бабы

Никто не видел отродясь!

 

Покойный муж моей купчихи

Был парень безответный, тихий

И слушая жены наказ

Ее еб в сутки десять раз.

 

Порой он ноги чуть волочит,

Хуй не встает, хоть отруби.

Она и знать того не хочет:

Хоть плачь, а все‑таки еби!

 

Подобной каторги едва ли

Смог вынесть кто. Вот год прошел

И бедный муж в тот мир ушел,

Где нет ни ебли ни печали.

 

Вдова, не в силах пылкость нрава

И буйной страсти обуздать,

Пошла налево и направо

И всем и каждому давать.

 

Ее ебли и пожилые,

И старики, и молодые,

А в общем все кому не лень

Во вдовью лазили пиздень.

 

Три года ебли бесшабашной,

Как сон для вдовушки прошли.

И вот томленья муки страстной

И грусть на серлце ей легли.

 

И женихи пред ней скучают,

Но толку нет в них ни хуя.

И вот вдова грустит и плачет,

И льется из очей струя.

 

И даже в еблишке обычной

Ей угодить никто не мог:

У одного хуй неприличный,

А у другого короток.

 

У третьего – уж очень тонок,

А у четвертого – муде

Похоже на пивной бочонок

И больно бьется по манде.

 

То сетует она на яйца –

Не видно, словно у скопца.

То хуй короче чем у зайца…

Капризам, словом, нет конца.

 

И вот по здравому сужденью

Она к такому заключенью

Не видя толку уж ни в ком,

Пришла, раскинувши умом:

 

«Мелки в наш век пошли людишки –

Хуев уж нет – одни хуишки,

Но нужно мне иль так, иль сяк

Найти себе большой елдак!

 

Мне нужен муж с такой елдою,

Чтоб еть когда меня он стал,

Под ним вертелась я юлою,

И зуб на зуб не попадал!»

 

И, рассуждая так с собою,

Она решила сводню звать –

И та сумеет отыскать

Мужчину с длинною елдою!

 

Часть 2

 

В замоскворечье, на Полянке

Стоял домишко в два окна.

Принадлежал тот дом мещанке

Матрене Марковне. Она

 

Тогда считалася сестрицей

Преклонных лет, а все девицей.

Свершая брачные дела –

Столичной сводницей была.

 

Иной купчихе – бабе сдобной,

Живущей с мужем‑стариком, –

Устроит Марковна удобно

Свиданье с ебарем тайком.

 

Иль по другой какой причине

Жену свою муж не ебет,

Она тоскует по мужчине,

И ей Матрена хуй найдет.

 

Иная в праздности тоскуя

Захочет для забавы хуя,

Матрена снова тут как тут,

Глядишь, красотку уж ебут!

 

Мужчины с ней сходили в сделку.

Иной захочет (гастроном!)

Свой хуй полакомить, и целку

К нему ведет Матрена в дом.

 

И вот за этой, всему свету

Известной, сводней вечерком

Вдова отправила карету

И ждет Матрену за чайком.

 

Вошедши, сводня поклонилась,

На образа перекрестилась

И так промолвила, садясь,

К купчихе нашей обратясь:

 

«Зачем прислала, говори!

Иль до меня нужда какая?

Изволь, хоть душу заложу,

А уж тебе я услужу!

 

Коль хочешь, женишка устрою,

Иль просто чешется манда?

И в этот раз, как и всегда

Могу помочь такому горю.

 

Без ебли, милая, зачахнешь,

И жизнь вся станет не мила.

Но для тебя я припасла

Такого ебаря, что ахнешь!»

 

«Спасибо, Марковна, на слове,

Хоть ебарь твой и наготове,

Но мне навряд ли он придется,

Хотя и хорошо ебется.

 

Мне нужен крепкий хуй, здоровый,

Не меньше десятивершковый,

Не дам я каждому хую

Посуду пакостить свою!»

 

Матрена табаку нюхнула,

О чем‑то тяжело вздохнула,

И помолчав минуты две,

На это молвила вдове:

 

«Трудненько, милая, трудненько,

Такую отыскать елду.

Ты с десяти‑то сбавь маленько,

Вершков тка на восемь – найду!

 

Есть у меня тут на примете

Один парнишка, ей же ей,

Не отыскать на белом свете

Такого хуя у людей.

 

Сама я, грешница, узрела

Намедни хуй у паренька,

Как увидала – обомлела!

Как есть – пожарная кишка!

 

У жеребца – и то короче,

Ему бы им не баб ебать,

А той елдой восьмивершковой

По закоулкам крыс гонять.

 

Сам парень – видный и здоровый,

Тебе, красавица, под стать.

И по фамильи благородный,

Лука его, Мудищев, звать.

 

Но вот беда, теперь Лукашка

Сидит без брюк и без сапог.

Все пропил в кабаке, бедняжка,

Как есть до самых до порток.»

 

Вдова восторженно внимала

Рассказу сводни о Луке

И сладость ебли предвкушала

В мечтах о длинном елдаке.

 

Затем уж, сваху провожая,

Она промолвила, вставая:

«Матрена, сваха дорогая,

Будь для меня как мать родная,

Луку Мудищева найди

И поскорее приведи!

 

Дам денег, сколько ни захочешь,

Уж ты, конечно, похлопочешь.

Одень приличнее Луку

И завтра будь с ним к вечерку».

 

Четыре радужных бумажки

Дала вдова ей ко всему,

И попросила без оттяжки

Уж поутру сходить к нему.

 

Часть 3

 

В ужасно грязной и холодной

Коморке, возле кабака,

Жил вечно пьяный и голодный

Вор, пшик и выжига – Лука.

 

Впридачу бедности отменной

Лука имел еще беду –

Величины неимоверной

Восьмивершковую елду.

 

Ни молодая, ни старуха,

Ни блядь, ни девка‑потаскуха

Узрев такую благодать,

Ему не соглашалась дать.

 

Хотите нет, хотите верьте,

Но про Луку пронесся слух,

Что он елдой своей до смерти

Заеб каких‑то барынь двух!

 

И с той поры, любви не зная,

Он одинок на свете жил,

И хуй свой длинный проклиная,

Тоску‑печаль в вине топил.

 

Позвольте сделать отступленье

Назад мне, с этой же строки,

Чтоб дать вам вкратце представленье

О роде‑племени Луки.

 

Весь род Мудищевых был древний,

И предки бедного Луки

Имели вотчины, деревни

И пребольшие елдаки.

 

Один Мудищев был Порфирий,

При Иоанне службу нес,

И поднимая хуем гири,

Порой смешил царя до слез.

 

Второй Мудищев звался Саввой

Он при Петре известен стал

За то, что в битве под Полтавой

Елдою пушки прочищал.

 

Царю же неугодных слуг

Он убивал елдой как мух.

 

При матушке Екатерине

Благодаря своей хуине

Отличен был Мудищев Лев

Как граф и генерал‑аншеф.

 

Свои именья, капиталы

Спустил уже Лукашкин дед.

И наш Лукашка, бедный малый,

Остался нищим с малых лет.

 

Судьбою не был он балуем,

И про него сказал бы я –

Судьба его снабдила хуем,

Не дав впридачу ни хуя!

 

Часть 4

 

Настал уж вечер дня другого.

Купчиха гостя дорогого

В гостинной с нетерпеньем ждет,

А время медленно идет.

 

Пред вечерком она помылась

В пахучей розовой воде,

И чтобы худа не случилось,

Помадой смазала в пизде.

 

Хотя ей хуй большой не страшен,

Но тем не менее в виду

Такого хуя, как Лукашин,

Она боялась за пизду.

 

Но, чу! Звонок! Она вздрогнула…

И гость явился ко вдове…

Она в глаза ему взглянула,

И дрожь почудилась в манде.

 

Пред ней стоял, склонившись фасом,

Дородный, видный господин.

Он прохрипел пропитым басом:

«Лука Мудищев, дворянин.»

 

Вид он имел молодцеватый

Причесан, тщательно побрит,

И не сказал бы я, ребята,

Что пьян, а все‑таки – разит…

 

«Весьма приятно, очень рада,

Про вас молва уже прошла.»

Вдова смутилась до упаду,

Сказав последние слова.

 

Так продолжая в том же смысле,

Усевшись рядышком болтать,

Вдова одной терзалась мыслью –

Скорей бы еблю начинать.

 

И находясь вблизи с Лукою,

Не в силах снесть томленья мук,

Полезла вдовушка рукою

В карман его широких брюк.

 

И под ее прикосновеньем

Хуй у Луки воспрянул вмиг,

Как храбрый воин пред сраженьем –

Могуч, и грозен и велик.

 

Нащупавши елдак, купчиха

Мгновенно вспыхнула огнем

И прошептала нежно, тихо

К нему склонясь: «Лука, пойдем!»

 

И вот уж, не стыдясь Луки,

Снимает башмаки и платье

И, грудей обнажив соски,

Зовет Луку в свои объятья.

 

Лука тут сразу разъярился

И на купчиху устремился,

Тряся огромную елдой

Как смертоносной булавой.

 

И бросив на кровать с размаху,

Заворотивши ей рубаху,

Всем телом на нее налег,

И хуй задвинул между ног.

 

Но тут игра плохою вышла,

Как будто ей всадили дышло,

Купчиха вздумала кричать

И всех святых на помощь звать.

 

Она кричит – Лука не слышит.

Она еще сильней орет.

Лука, как мех кузнечный дышит,

И все ебет, ебет, ебет!

 

Услышав эти крики, сваха

Спустила петлю у чулка

И шепчет, все дрожа от страха:

«Ну, знать, заеб ее Лука!»

 

Матрена в будуар вбегает,

Купчиха выбилась из сил –

Лука ей в жопу хуй всадил,

Но еть бедняжку продолжает!

 

Матрена, в страхе за вдовицу

Спешит на выручку в беде

И ну колоть вязальной спицей

Луку то в жопу, то в муде.

 

Лука воспрянул львом свирепым,

Матрену на пол повалил

И длинным хуем, словно цепом

Ее по голове хватил.

 

Но тут купчиха изловчилась,

(она еще жива была)

В муде Лукашины вцепилась

И их совсем оторвала.

 

Но все же он унял старуху,

Своей елдой убил как муху,

В одно мгновенье, наповал.

И сам безжизненный упал!

 

Эпилог

 

Наутро там нашли три трупа –

Матрена, распростершись ниц,

Вдова, разъебана до пупа,

Лука Мудищев без яиц

И девять пар вязальных спиц.

 

Был труп Матрены онемевший,

С вязальной спицей под рукой,

Хотя с пиздою уцелевшей,

Но все с проломанной башкой!

 

require( ABSPATH . WPINC . '/option.php' );